Банки

Прожиточный минимум порвал с реальностью

Показать комментарии

Термин «прожиточный минимум» часто встречается в новостях и кажется интуитивно понятным, но большинство россиян, задай им прямой вопрос, затруднятся сказать, как рассчитываются эти «десять с чем-то» тысяч рублей. Между тем, это захватывающая история, ведь за последний год власти не только утвердили совершенно новую концепцию прожиточного минимума, но и отступились от неё под ударами судьбы. Впрочем, давайте обо всём по порядку.

Корзина с продуктами

В течение многих лет прожиточный минимум понимался как стоимость некого набора товаров, без которых, собственно говоря, нельзя (или очень трудно) прожить, плюс обязательные платежи и сборы. Набор всенепременных товаров и услуг назывался потребительской корзиной, и её состав служил вечным основанием как для серьёзных споров, так и для насмешек на тему того, сколько хлеба должен есть россиянин и сколько носков изнашивать за год.

Раньше прожиточным минимум считали по потребительской корзине. Фото: zen.yandex.ru

Корзину немного меняли (закон предписывал пересматривать её не реже одного раза в пять лет), но чётко выделить среди человеческих потребностей минимальные, да ещё и определить их количество объективно невозможно. Это составляло изначальную проблему «корзинного» подхода. Допустим, решить, что ребёнку в год требуется два килограмма конфет, а взрослому – 210 куриных яиц (это реальные цифры из законодательства тех лет), можно, опираясь на некие медицинские рекомендации, но вот сколько положить в корзину «культурных услуг», каких именно, да и нужны ли они вообще – ведь прожить «минимально», наверное, можно и без всякой культуры?

В результате потребительская корзина стала всё больше дрейфовать в сторону относительных, не привязанных к конкретным ценам величин. До 2012 года включительно таким образом отсчитывались товары первой необходимости и лекарства (10% от общих расходов на непродовольственные товары, у пенсионеров – 15%) и уже упомянутые культурные услуги (5% от общих расходов на услуги). С 2013 года власти решили не заморачиваться и отсчитывать всё от продуктового набора, положив, что на непродовольственные товары надо тратить вдвое меньше, чем на продовольственные, и столько же – на услуги. Считать стало проще, но логики в корзине убавилось.

Ещё одной нерешаемой проблемой был расчёт задним числом. Обывателей неизменно удивляло, что прожиточный минимум, например, на второй квартал (тогда он считался поквартально) объявляли в августе. А иначе не получалось, ведь невозможно заранее знать цены на входящие в корзину товары.

К концу 2010-х годов российские власти уверились, что «корзинная» концепция прожиточного минимума изжила себя. После бурных обсуждений была утверждена новая концепция, впервые применённая в 2021 году

Доходы за позапрошлый год

Теперь прожиточный минимум считался уже наперёд и не по кварталам, а по годам. Точкой отсчёта стали не цены, а медианный среднедушевой доход россиян («медианный» означает, что у половины доход выше этой цифры, а у половины ниже). В методике восторжествовала относительность: прожиточный минимум стал некой процентной долей от медианного дохода. Размер доли, как раньше состав корзины, можно менять, но для начала его установили на уровне 44,2%.

Самая большая метаморфоза произошла с отсчётом показателя для отдельных групп населения. Наверняка вы помните, что в новостях о прожиточном минимуме всегда звучат четыре цифры: «общая», для трудосопособного населения, для пенсионеров и для детей до 15 лет. Так вот, при «корзинном» подходе сначала считали отдельные минимумы для социальных групп (поскольку их потребительские корзины отличались: трудящимся полагалось больше хлеба и мяса, детям – больше конфет и овощей, старикам – больше лекарств и т. п.), а уже от них расчитывалась «общая» цифра (исходя из доли детей, взрослых и пенсионеров в численности населения). При новой методике всё стало наоборот: прожиточный минимум определяется по среднедушевому доходу всех россиян, а минимумы для трудящихся, пенсионеров и детей определяются банальным умножением «общей» цифры на 109, 86 и 97 процентов соответственно.

Пенсионеру много денег не надо, пусть из жёлтых ценников выбирает. Фото: zen.yandex.ru

Отдельная история с региональными прожиточными минимумами. Если раньше они считались по местной стоимости потребительской корзины, то с 2021 года и тут всё решается простым умножением. Каждой области, республике и краю присвоили коэффициент (например, 0,98 или 1,01), умножаем всероссийский прожиточный минимум на этот коэффициент – и получаем региональный показатель.

Впрочем, проблемой для нового подхода стали не эти чудеса математики, а расчёт наперёд. Понятно, что правительство не может знать уровень среднедушевого дохода в будущем году, да и в текущем тоже, ведь он пока не закончился. Поэтому прожиточный минимум для будущего года стали отсчитывать от дохода в прошлом. Например, в 2020 году медианный среднедушевой доход составил 27036 рублей, и потому в 2021 году прожиточный минимум для 2022-го определили в 11950 рублей (27036 * 44,2%). Такой подход (к слову, не изобретённый российскими экономистами, а применяемый в западных странах) вполне годен при стабильной экономике и низкой инфляции, когда доходы и цены мало меняются за два года, но в России всё немного иначе. Не успел новый метод прижиться, как инфляция взлетела вверх, вдвое превысив установленную Центробанком норму.

И как теперь?

Президент России Владимир Путин указал на эту проблему и попросту велел повысить прожиточный минимум на тысячу рублей, чтобы его рост наверняка обогнал инфляцию. В исправленном виде «общий» прожиточный минимум 2022 года составил 12654 рубля, а минимумы для трудящихся, детей и пенсионеров рассчитаны от него всё тем же умножением (и составят соответственно 13793, 12274 и 10882 рубля). Региональные цифры тоже будут отсчитываться по-прежнему – умножением общероссийского прожиточного минимума на коэффициент региона.

Прожиточный минимум есть, а корзины нет. Фото: k-chemu-snitza.ru

Злободневная проблема решена, однако в перспективе появятся новые. Доходы населения не спешат расти, а значит, вернуться к схеме «44,2% от медианного дохода» при расчёте прожиточного минимума на 2023 год будет затруднительно. В то же время метод «ручного управления», применённый для 2022 года, экстраординарен и вряд ли подходит для постоянного применения. Установленная таким образом цифра вообще не привязана ни к каким экономическим реалиям – ни к ценам, ни к доходам (привязку к инфляции имеет размер, на который повышен прожиточный минимум, но не он сам).

Между тем, 30 ноября группа депутатов внесла в Госдуму законопроект, предусматривающий возврат к «корзинному» методу, причём предлагаемая ими корзина предназначена «не просто для выживания, а для всестороннего развития личности» (цитата из пояснительной записки) и включает, например, сеансы массажа и три детективно-приключенческих книги в год.

А значит, впереди новые споры, новые изменения, и приключения прожиточного минимума продолжаются.

По материалам

Написать комментарий


Здесь Вы можете оставить комментарий и поделиться своим мнением

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Enter text shown below:

Кнопка «Наверх»